ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
8 (812) 677-85-44 ежедневно с 09:00 до 21:00
228

12 Апреля 2019

Экскурсии «Открытого города» в город Пушкин (Царское Село) – незабываемые путешествия, на которых нам открываются тайны утопающих в зелени храмов, дворцов, особняков, дач. А знаете ли Вы, что во время Первой мировой войны совсем неподалёку от блистательных царских резиденций планировали построить здравницу для воинов, потерявших здоровье на полях сражений? Об архитектурном конкурсе на проект здравницы и пойдёт речь.

В разгар лета 1916 года Всероссийское общество здравниц, находящееся под покровительством императрицы Александры Фёдоровны, поручило Петроградскому обществу архитекторов организовать архитектурный конкурс эскизных проектов здравницы в Царском Селе. Миссией Общества здравниц было содействие «возможно полному восстановлению здоровья» участников Первой мировой войны и всех пострадавших от неё, членов их семей, а также всех «страждущих» россиян.

Для здравницы было выбрано место на краю Баболовского парка, через дорогу от одноименного пруда, образованного разливом речки Кузьминки. Медицинское учреждение должно было обслуживать 200 незаразных больных – «нервных, терапевтических, хирургических». Помимо больничных палат, медицинских кабинетов, квартир для врачей и обслуживающего персонала, предусматривалось устройство помещений для проведения досуга – биллиардной, комнат «для занятий и игр». Необходимо было также спроектировать домовую церковь. Интерьеры должны были быть скромными: «Имея в виду утилитарное значение данного здания, следует избегать излишней роскоши как в высоте помещений, так и в их отделке».

Участники конкурса получили свободу в выборе постановки зданий на участке («в одном здании или в отдельных корпусах, связанных между собою крытыми проходами») и в отделке фасада («желательна лишь простота форм, соответствующая характеру здания»). Использование натурального камня допускалось, но «только в небольшом размере» – основными материалами покрытия стен должны быть штукатурка и отделочный кирпич.

Среди служебных помещений, помимо конюшни, предполагался коровник на 10 голов: больных планировали поить свежим молоком.

На конкурс поступило 10 работ, и жюри в первых сроках отзыва высказало своё возмущение банальностью некоторых фасадных решений: «Сама идея здравницы в загородной местности, на фоне зелени, должна вызывать потребность в архитектурных формах, не производящих скуки своим бесконечным однообразием, монотонностью и сухостью. Гладкий фон фасада с одним и тем же узким пролётом, повторяющимся подряд, без перебивки, 16 раз и более, с искусственно налепленными балкончиками, не может считаться образцом удачного решения фасада».

Первую премию завоевал Н.В. Васильев, который расположил корпуса свободно, в соответствии с «павильонным» принципом – постройки «живописно раскинуты по участку». Эта рациональная планировка позволила максимально насытить помещения солнечным светом и избежать унылого вида из окон: «ни одна комната не выходит окнами на противоположную стену».

Царское Село в последние годы существования Российской империи превратилось, по выражению историка архитектуры В.Г. Лисовского, «в своеобразную столицу национального стиля» – обосновавшаяся в этом пригороде императорская семья была увлечена «неорусским стилем». Н.В. Васильев, вероятно, учитывал и этот фактор – фасады здравницы полностью соответствуют этому стилистическому направлению. По словам В.Г. Лисовского, эту работу можно считать «превосходным примером вживания в национальную традицию», которое достигнуто контрастным противопоставлением глубоких проёмов и светлых поверхностей стен, монументальностью и обобщённостью архитектурных объёмов. Собирает композицию воедино белоснежная пятиглавая церковь в псковско-новгородском духе, от которой расходятся в стороны корпуса здравницы. Однако жюри посчитало церковь слишком ярким акцентом, придающей лечебно-реабилитационному комплексу «характер монастырского здания или семинарии».

Занявший второе место А.В. Розенберг также предложил оригинальную планировку. План здравницы в его исполнении напоминает Казанский собор, причем не с одной, а с двумя полуциркульными колоннадами – как в неосуществленном проекте А.Н. Воронихина – только здесь вместо колоннад спроектированы дугообразные корпуса. Однако в лечебном здании эта идея не вполне себя оправдала. Судьи указали, что в местах соприкосновения дуг с центральной частью образуется тень, ослабляющая освещённость некоторых палат. Фасады, оснащённые колонными портиками – «скучны и монотонны».

Получившие третью премию соавторы М.Д. Фельгер, М.С. Рейзман и Д.П. Бурышкин разработали проект «весьма тщательно». Они «обратили основное внимание на парадность общей планировки»: все корпуса, свободно «омываемые» воздухом и хорошо освещённые, выведены на широкую аллею с видом на Баболовский парк. Центральное компактное здание, от которого расходятся другие корпуса, выделено портиком с треугольным фронтоном и куполом.

Пришедший к финишу четвёртым И.В. Падлевский, по отзыву жюри, делал проект «наскоро». Он предложил неплохую идею – устроить этажи террасами, «так что все комнаты обладают открытыми балконами, не затемняющими свет нижележащим помещениям», но не учёл, что в северном климате с этих конструкций будет непросто счищать снег, а само здание выйдет слишком дорогим из-за большого числа капитальных стен.

Как бы ни были хороши идеи, предложенные участниками этого архитектурного соревнования, ни одна из них не была осуществлена – затянувшаяся война была тому веской причиной.