ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
8 (812) 677-85-44 ежедневно с 09:00 до 21:00
810

19 Апреля 2019

Готическими конюшнями «Открытый город» завершает очередной экскурсионный сезон. Готика – это феерично, сказочно, величественно. «Огромной каменной симфонией» называл готический собор Парижской Богоматери в своём одноимённом романе Виктор Гюго.

Романтичность и загадочность готики способствовали увлечению этим стилем не только в Средневековье, но и в более поздние периоды, есть «готические» мотивы и в Петербурге. Прогуляемся по нашему городу в поисках «готической рапсодии».

Вот перед нами Электротехнический институт. «Готическую» тему здесь можно усмотреть не только в вертикальном устремлении многочисленных шпилей и башенок, но и в гигантском окне, прорезающим торцовую стену института. Хотя это окно арочное классицистическое, а не стрельчатое готическое, но важнейшая конструктивная идея готики – создание ненесущей стены, которую можно безбоязненно прорезать огромными проёмами – выражена в здании Электротехнического института очень отчётливо.

Декоративные готические рёбра, вызывающие у зрителя прямые ассоциации с готическими конструкциями, мы можем встретить на фасадах нескольких доходных домов. Один из ярких примеров – доходный дом Е.Ф. Овчинникова, построенный Д.А. Крыжановским в 1902 г. на Большой Зелениной ул., 21. Здесь готические элементы бросаются в глаза, прежде всего, в треугольном щипце,но наиболее последовательно конструкция ребристого готического свода воссоздана на сводах проездной арки. Этот же архитектор применил тот же приём в доходном доме аптекаря С.И. Майзеля, построенном в 1901–1902 гг. на Большом пр. П.С., 43.

Архитектор М.Ф. Еремеев, строя дом для своей жены (1902 г., Большой пр. В.О., 82), обогатил силуэт здания динамичным шатром над угловым эркером и башенками-пинаклями (в переводе «крылышко» – декоративная копьевидная башенка в готической архитектуре), расставленными над карнизом. Помимо этого, Еремеев собрал некоторые окна в узлы, обрамлённые наложенной на фасад стрельчатой аркой, а также применил окна со стрельчатым завершением.

Наиболее заметный и узнаваемый элемент готики – стрельчатое окно. Даже если проём такой формы применён на фасаде лишь однажды, здание непременно вызовет ассоциации с готической архитектурой. Яркий пример – особняк-контора лесопромышленников братьев Колобовых, построенный на самой кромке Малой Невки (Большая Зеленина ул., 43) в 1900-е годы неизвестным архитектором.

Показательно, что расположенный по соседству с особняком Колобовых Большой Крестовский мост, построенный в середине XX в., рисунком своей решётки продолжил «готическую» тему этого живописного уголка Петроградской стороны.

Готическая лоджия выделяется ярким пятном на фасаде дома военного инженера К.В. Маркова, построенного в 1908 г. на Каменноостровском пр., 67. В данном случае инженер-домовладелец, построивший здание по собственному проекту, одним лишь этим элементом, поддержанным стрельчатыми проёмами, прорезанными по фасаду вблизи лоджии, сумел придать острый романтический образ всему дому. Полное ощущение, что вот-вот затрубят в рога, на лоджию выйдут знатные дамы, и начнётся рыцарский турнир…

Интересный пример использования готических мотивов для оформления крупного доходного дома представляет дом сельскохозяйственного товарищества «Помещик», построенный в 1911–1912 гг. архитектором Я.З. Блувштейном (Измайловский пр., 16). Готические мотивы, берущие исток от средневековых соборов, подчас воспроизведены на доме «Помещика» с предельной достоверностью. Это и навес-сень, под которым уютно располагается скульптура; и стрельчатые окна; и инфернальные маски, как бы отгоняющие от здания злые силы – всё пронизано готикой.

Совершив это небольшое путешествие по Петербургу в поисках готических отзвуков, думаю, мы уверились, что в нашем городе готические сюжеты представляют яркое и заметное явление, и «готические» петербургские здания достойны изучения и сохранения.