Последняя петербургская экскурсия

Экскурсии, которые предлагает нам «Открытый город» – разнообразны, оригинальны, увлекательны. Эти мероприятия с удовольствием посещают люди разных профессий, интересов, возрастов. Однако иногда гулять по городу приходится… по принуждению! Вот о такой из ряда вон выбивающейся экскурсии мы сейчас и поговорим.

«15-го августа, в 11 часу утра, по Балтийской железной дороге были впервые доставлены в Петербург взятые нашими морскими героями пленные офицеры и матросы с крейсера „Магдебург“»

Газета «Петербургский листок»

В таком телеграфном стиле начинал «Петербургский листок» в номере от 17 августа 1914 года репортаж об этом воодушевляющем для всех жителей российской столицы зрелище, произошедшем менее чем через три недели после начала Первой мировой войны.


Крейсер «Магдебург».png

Крейсер «Магдебург»

С началом войны германский лёгкий крейсер «Магдебург» занимался постановкой мин у российского побережья Балтийского моря, и 13 августа 1914 года в тумане сел на мель у острова Оденсхольм, неподалёку от эстонского берега (вспомним, что территория современной Эстонии тогда входила в состав Российской империи). От удара кормовая часть получила повреждения, забрала много воды, и попытки сняться с мели, даже с помощью подоспевшего немецкого миноносца, не удались. Тогда командир «Магдебурга» приказал экипажу оставить корабль, перебраться на миноносец. На крейсере осталась небольшая часть команды во главе с капитаном, который руководил подготовкой к взрыву и затоплению корабля. «Магдебург» был взорван в районе носовой части, но не затонул.

Между тем момент катастрофы зафиксировал находившийся на острове пост службы связи Балтийского флота, телефонировал по начальству, и вскоре к германскому кораблю подошли российские крейсеры «Богатырь» и «Паллада». После продолжавшейся 20 минут перестрелки капитан «Магдебурга» Генрих Хабенихт осознал бесперспективность дальнейшего сопротивления и дал команду сложить оружие.

Крейсер «Магдебург» на мели.png

Крейсер «Магдебург» на мели

Гаральд Граф, служивший тогда на российском эсминце «Новик», а в эмиграции ставший личным секретарём великого князя Кирилла Владимировича, оказался свидетелем этих событий, и позже описал их в своих воспоминаниях. Вот каким, по словам Г. Графа, увидели «Магдебург» российские моряки:

«Ещё так недавно блестящий крейсер теперь представлял собой печальную картину. От взрыва патронного погреба носовая часть до фок-мачты была почти оторвана и представляла груду железа. Первой трубы и фок-мачты не было: они также были снесены взрывом. Нашими снарядами было оторвано дуло одного орудия, сорвана телеграфная сеть, и в дымовых трубах было видно много осколков»

Г. Граф

В суматохе боя и эвакуации немцы не смогли уничтожить важные документы, в том числе – сигнальные книги, позволявшие шифровать и расшифровывать донесения. Одна из захваченных книг была вскоре передана британскому Адмиралтейству (Великобритания была союзником России), что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского шифра Германии.
И вот на третий день после пленения немецкие моряки доставлены на Балтийский вокзал Петербурга (Петроградом город станет через несколько дней, 18 августа). Русские матросы-конвоиры с заряженными винтовками выстроились на платформе, показался поезд из Ревеля (Таллина).

«Из окон третьего от хвоста поезда вагона 3-го класса виднелись немцы, на головах которых находились форменные фуражки с вышитым названием крейсера „Магдебург“. В следующем за этим вагоном стоял вагон 2-го класса, где под охраной нижних чинов находились 3 пленных офицера, из которых один был командиром крейсера»

Газета «Петербургский листок»


Балтийский вокзал.png

Балтийский вокзал

По наблюдению газетчика, пленники старались сохранять выдержку, но чувствовали позор поражения: «Немецкие матросы спокойно выходили из вагонов, но смотрели вниз, не поднимая глаз на публику». Затем вышли вражеские офицеры: «Впереди шёл командир в форме капитана-майора. Он приложил молча руку к козырьку, когда увидел наших офицеров. Последние также отдали честь».

Младшие немецкие офицеры были ещё очень молоды, их душевные терзания отражались в их мимике и действиях: «Один смущенно улыбался. Другой вёл на бечевке маленькую светло-рыжую собачку. Собачка заупрямилась и не хотела покидать площадки. Немец ударил её ногой».

Пленных офицеров погрузили в автомобиль, и тот помчался в Петропавловскую крепость, немецкие матросы потянулись туда же пешком. Пленные моряки с каменными лицами под конвоем шествовали по улицам российской столицы, горожане с любопытством разглядывали их. Немцы были одеты примечательно: «На матросах виднелись грязные куртки. Вместо сапогов были какие-то рваные штиблеты. Трое имели штатские пальто, картузы на головах и вместо сапогов – калоши». Журналист выяснил, что немцы, пытаясь избежать плена, сбрасывали с себя одежду, но были схвачены на берегу, и тогда «великодушные русские снабжали их платьем».

В Петропавловской крепости матросов поместили в общую казарму, офицеров – отдельно, причем капитан Хабенит получил собственные «апартаменты». Пленников осмотрел врач, их накормили, и на время оставили в покое. «При входе в казарму у немцев вырвалось восклицание удивления, что они попали в хорошее помещение, а не в подвалы, как предполагали. После заключения в тюрьму почти все немцы заснули, как убитые, на чистых койках», – отметил репортер. Так завершился «экскурсионный» тур немецких пленников по Петербургу; через несколько дней они проснуться в Петрограде.

Петропавловская крепость.png

Петропавловская крепость

Экипаж «Магдебурга» содержался в русском плену вплоть до Брестского мира, подписанного между Советской Россией и Германией 3 марта 1918 года: важно было, чтобы немцы не могли сообщить своим о захвате секретных документов. До 1915 года пленников содержали в Петрограде, затем – в Амурской губернии, позже в Иркутске, они предприняли ряд попыток к бегству, не увенчавшихся успехом.

А пушки с трофейного крейсера «Магдебург» были установлены на кораблях Балтийского флота, и по иронии судьбы немецкая артиллерия поражала теперь немецких же моряков…